Зачем ты вернулся, Макс? Рецензия на фильм Безумный Макс: Дорога ярости

Первый «Безумный Макс» родился благодаря энтузиазму режиссера и его любви к кинематографу. Смехотворный бюджет не повлиял на качество, хотя создателям пришлось смириться с некоторыми неудобствами. Драматическая история отмщения, разворачивающаяся на фоне постапокалиптических декораций, завоевала любовь у всего мира. Фильм поставил рекорд по соотношению бюджет-прибыль и удерживал его до появления «Ведьмы из Блэр».


Позже вышли два сиквела, повествующих о дальнейшей судьбе Макса Рокатански. Все три фильма прочно вошли в историю кино, оказав немалое влияние на фантастику, боевики и само видение постапокалиптического будущего. История бывшего копа казалась завершенной. Эту точку зрения разделял и Джордж Миллер, создатель образа Макса и режиссер трилогии. Но в конце 90-х он решил написать новую главу. При благоприятном стечении обстоятельств, четвертая часть могла появиться еще в начале «нулевых». Этому помешали финансовый кризис, война в Ираке, 11 сентября и другие проблемы. Проект растянулся на 17 лет, но Миллер продолжал двигаться к поставленной цели.

Рекламные афиши и трейлеры настраивали на серьезный лад. Жаль, конечно, что пришлось обойтись без Мэла Гибсона, который оказался староват для бурного экшена.


В мае 2015 Безумный Макс: Дорога ярости вышел в прокат. Реакция зрителей выглядела неоднозначной. Большинство поклонников прежнего Макса были разочарованы, зато молодежь восприняла новинку вполне благосклонно. Почему? «Старики» готовились к новой встрече с любимым героем, а происходящее на экране слабо связано с легендарным фильмом 80-х. Да, ссылки на него присутствуют, но они практически не влияют на общую атмосферу и сюжет.

Помните многообещающий постер «Дороги ярости», с маслкаром и стоящий неподалеку водителем? Именно эту картину мы видим в первом эпизоде. Мужчина мрачно оглядывает окрестности. В суровом закадровом голосе звучит одиночество и тоска. Сердце радостно замирает: сейчас начнется настоящее Приключение! А потом Макс убивает и проглатывает ящерицу, судорожно собирает вещи и безуспешно пытается уйти от погони. Побег из плена тоже выглядит не по-геройски и заканчивается провалом. Потом «воину дорог» придется болтаться на жерди, в качестве источника крови. Вот такое развенчание мифа о супергерое.


Порою кажется, что необходимость экономить при создании первой части фильма, мучила Миллера все последующие годы. И вот он получил возможность отыграться, потратив миллионы на зрелищную, наполненную ревом моторов и сложными трюками пустышку. Первый «Макс» брал не столько эффектными сценами, сколько эмоциональной составляющей. Даже сейчас он заставляет нервничать и сопереживать судьбам героев. А вот в новом блокбастере этого нет. Да и кому здесь сопереживать? Герой Тома Харди вообще ничем не напоминает легендарного Макса, ни делами, ни внешностью. Даже его имя звучит всего пару раз, в финале. Бывший коп мало отличается от окружающих дикарей, разве что иной формой безумия и более крепким здоровьем. Даже спасением беглянок он занялся в принудительном порядке, предварительно прострелив одной из красавиц ногу. Под конец Макс «исправляется», но до классического героя ему далеко.


Намного больше симпатий вызывает Фуриоса, роль которой досталась Шарлиз Терон. Она не только восстает против духовного лидера-тирана, но и пытается спасти несколько других жизней. У восставшего командира есть интересная личная история, сильный характер, цель. Впрочем, этот персонаж тоже получился слегка недоработанным, вероятно, основное внимание должен был привлекать Макс. Сюжет фильма можно описать знаменитой толкиеновской фразой «туда и обратно». Возможно, за этой простотой кроется некая философская идея или тайный смысл, но большинству зрителей вряд ли удастся его разгадать. «Дорога ярости» вообще полна неразрешимых загадок. Например, почему при явном упадке медицины, Фуриоса щеголяет отличным протезом? Почему жены Несмертного, Макс и оставшиеся в живых «амазонки» обладают неплохим здоровьем, а все остальные, включая главного негодяя, имеют с ним большие проблемы? При этом больные живут в сравнительно неплохих условиях, а здоровые — в безводной пустыне.


Подобных «белых пятен» в фильме множество. Наверное, ответы будут даны в очередном продолжении, слухи о котором уже появились в сети. При всех недостатках, Безумный Макс: Дорога ярости обладает достоинством, способным скрыть и примитивный сценарий, и картонных героев. Речь идет о зрелищности. Применение компьютерной графики в фильме сведено к минимуму, большая часть каскадерских трюков снята классическим методом. Гонки по пустыне выглядят весьма впечатляюще, а «живые» съемки заставляют зрителей нервно ерзать в кресле. Не оставляют равнодушными и автомобили, настоящие произведения искусства на колесах. Некоторые детали выглядят совершенно сюрреалистично, например, гитарист с огнедышащей гитарой.


Красивая картинка позволяет простить фильму многие недостатки. Но зачем низводить Героя до обыкновенного, страдающего нервными расстройствами бродяги? Миллеру следовало вообще выбросить Макса из новой истории. В крайнем случае, вставить эффектный эпизод с престарелым Мэлом Гибсоном. А Фуриосу сделать его дочерью, провозглашающей торжество матриархата над выродившимся и самодовольным патриархатом. Эта идея проходит через весь фильм, буйно расцветая в финале. Под занавес, Макс Рокатански тихо уходит со сцены, растворяясь в шумной толпе.


  Сохранить